April 13th, 2015

Наряд по очереди. Четверка бита.

Первый раз вижу Перспективного в таком взвинченном состоянии – эмоции негодования так и хлещут, так и хлещут. Он и мне их попытался передать, но нет, спасибо, как-нибудь без этого. Благо хоть объяснить смог, что его так взвинтило. Оказывается на их местной войнушке, которая толи идет, толи не идет, массово совершаются военные преступления против населения. И вот одно сообщение его окончательно выбило из колеи: в отношении изнасилованных, зверски замученных и убитых девушек и женщин. Видимо просто оказалось той каплей, которая переполнила чашу, и благоразумие и логика уже не справились. По этому поводу у него возник вопрос: Как наказать?
Уж сколько мы решали по поводу «не наказать, а принуждать», но все мимо. Наказать требует, понимаешь. И на ответственность подписывается: Нет, говорит, у них душ, и не человеки они совсем.  Поэтому порешить их надо за такое.
Вот же ж зараза малолетняя. Отвечать он за них вздумал. Только забыл, что за него я отвечать буду. А Шеф за такие вещи и шкуру спустить может. Типа «он всего лишь неинформированный человек, а ты все знаешь. Вот ты и решай, как правильно.» А правильно только одним способом – совершенствованием.
Ладно, посмотрим что можно сделать. Взял для ориентира образ конкретного преступления, того, который так впечатлил подопечного. Облачился в доспехи и потребовал проявиться тех, кто его совершил. Нате-с пожалуйте! Аж четыре фигуры прибыло. Правда, оказались настолько мелкие, что еле заметны. Натурально мальчики-с-пальчики. Пришлось к ним присмотреться поближе, что же они наделали. И тут проняло даже меня от совершенных ими зверств.
Все сомнения отпали: корысть, жажда насилия и получения удовольствия от чужих страданий, никогда не смогут ничего оправдать. Я остался спокоен, но стал безжалостен и холоден. Объявил им приговор – смерть. Первым казнил самого активного и жестокого: приставил Эскалибур к его груди и медленно начал нажимать, целясь в сердце, пока не пробил его.
Как казнил оставшихся точно уже не помню. Толи одним ударом всем троим головы срубил, толи также поочередно зарезал, не суть важно. Я просто изменился.
Но после этого побрел, куда глаза глядят. Какая-то планета, какое-то море, степь, горы.